Екатерина Великая


               Екатерину II за её реформы, её правление Россией назвали Великой, как и Петра I, и она, по праву, считается преемницей дела Петра Великого, ведь российская императрица вошла в историю нашей страны, прежде всего, как просветительница…

              В царствование Екатерины Российская империя обрела статус великой державы. В результате двух успешных для России русско-турецких войн 1768 -1774 годов и 1787 - 1791 годов к России был присоединён Крымский полуостров и вся территория Северного Причерноморья. В 1772 - 1795 годах Россия приняла участие в трёх разделах Речи Посполитой, в результате которых, присоединила к себе территории нынешних Белоруссии и Западной Украины, Литвы и Курляндии. В период правления Екатерины началась российская колонизация Алеутских островов и Аляски.

Детство Екатерины Великой

              Раздробленная на сотни отдельных княжеств Пруссия была в XVIII веке настоящей ярмаркой невест. Немудрено, что будущую невесту для будущего же российского государя российский двор, тоже, отправился искать в Пруссию.

              Великая российская императрица Екатерина II родилась 2 мая (21 апреля по старому стилю) 1729 года в Германии, в небольшом провинциальном городке Штеттин. Её родителями были Кристиан Август Ангальт-Цербстский и Иоганна Елизавета. Это была очень родовитая, но, не очень богатая семья, которая, однако, роднилась с самими королями.

              Едва девочке только исполнилось 3 года, уже тогда начались переговоры о сватовстве Софии Фредерики (первое имя императрицы) с будущим российским монархом Петром III.

              В детстве юная принцесса была резвым и любопытным ребёнком с выраженным «мальчишеским» характером. Она не проявляла ярких умственных способностей и не демонстрировала свои таланты, но, помогала матери в воспитании младшей сестры Августы, что устраивало обоих родителей. В юные годы мать звала Екатерину II Фике, что означает маленькая Фредерика. 

              София Фредерика получила отличное, по тем временам, образование. Будущая российская императрица на высоком уровне выучила английский, итальянский и французский языки, овладела танцами и пением, а также, получила знания об основах истории, географии и богословии.

Замуж за Российскую Империю

                В 1743 году русская императрица Елизавета озаботилась выбором невесты для Петра III, которого она хотела, таким образом, отвлечь от его детских игр в солдатики, сделав из него настоящего мужчину.

                На совете было предложено несколько кандидатур, но, выбор остановился на Софии Фредерике. Уже в 1744 году будущую императрицу в пятнадцатилетнем возрасте, вместе с матерью, пригласили в Россию, чтобы там она сочеталась браком с Петром Фёдоровичем, который, на минуточку, был её хоть и троюродным, но, братом...

                Екатерина была брюнеткой среднего роста. Ещё в дороге принцесса занялась изучением русского языка, стала интересоваться историей, традициями и религией России. А по приезду продолжила занятия уже с российскими преподавателями Ададуровым, Тодорским, Ланге. Стремясь, как можно быстрее выучить русский язык, будущая императрица занималась по ночам, сидя у открытого окна на морозном воздухе. Вскоре, она заболела воспалением лёгких, и состояние её было столь тяжёлым, что её мать предложила привести лютеранского пастора. София, однако, отказалась и послала за Симоном Тодорским. Это обстоятельство прибавило ей популярности при русском дворе.

                Появление Софии с матерью в Санкт-Петербурге сопровождалось политической интригой, в которой была замешана её мать, княгиня Цербстская. Она являлась поклонницей короля Пруссии Фридриха II, и последний решил использовать её пребывание при русском императорском дворе для установления своего влияния на внешнюю политику России. Для этого планировалось, посредством интриг и влияния на императрицу Елизавету Петровну, удалить от дел канцлера Бестужева, проводившего антипрусскую политику, и заменить его другим вельможей, симпатизировавшим Пруссии. Однако, Бестужеву удалось перехватить письма княгини Цербстской Фридриху II и предъявить их Елизавете Петровне. После того, как последняя узнала о «некрасивой роли прусского шпиона», которую играла при её дворе мать Софии, то немедленно изменила к ней своё отношение и подвергла опале. Однако, внешне это не повлияло на положение самой Софии, официально не принимавшей участия в этой интриге.

                              28 июня (9 июля) 1744 года София Фредерика Августа перешла из лютеранства в православие и получила имя Екатерины Алексеевны (то же имя и отчество, что и у матери Елизаветы — Екатерины I).

                21 августа (1 сентября) 1745 года в шестнадцатилетнем возрасте Екатерина была обвенчана с Петром Фёдоровичем, которому исполнилось 17 лет. Так дочь мелкого немецкого принца внезапно стала женой российского наследника престола. Со своим законным супругом Петром Екатерина прожила, чуть ли, не самые худшие годы жизни. Она не раз обращалась к Елизавете с просьбой отпустить её домой. Пётр Фёдорович был к ней враждебен, и Екатерина даже боялась за свою жизнь. Но, Елизавета не отпускала девушку, надеясь на то, что она нарожает детей, а главное подходящего наследника.

                Первые годы совместной жизни Пётр совершенно не интересовался женой, и супружеских отношений между ними не существовало. Отсутствие супружеских отношений с великим князем способствовало появлению у Екатерины любовников. Между тем, императрица Елизавета высказывала недовольство отсутствием детей у супругов.

                После двух неудачных беременностей, 20 сентября (1 октября) 1754 года Екатерина родила сына Павла. Роды были тяжёлыми, младенца сразу же отобрали у матери по воле царствовавшей императрицы Елизаветы Петровны, и лишили Екатерину возможности воспитывать, позволяя только изредка видеть Павла. Так, великая княгиня впервые увидела своего сына лишь через 40 дней после родов. Мать почти не видела сына, а отец и не хотел, думая к тому же, что сын не от него, а от любовника Екатерины Салтыкова. Однако, сходство Петра и Павла не оставляет сомнений Павел сын Петра.

                После рождения Павла отношения с Петром и Елизаветой Петровной окончательно испортились. Пётр звал свою супругу «запасной мадам» и открыто заводил любовниц, впрочем, не препятствуя делать это и Екатерине, у которой в этот период, благодаря стараниям английского посла сэра Чарльза Ханбери Уильямса, возникла связь со Станиславом Понятовским — будущим королём Польши. 9 (20) декабря 1757 года Екатерина родила дочь Анну, что вызвало сильное недовольство Петра, произнёсшего при известии о новой беременности: «Бог знает, почему моя жена опять забеременела! Я совсем не уверен, от меня ли этот ребёнок и должен ли я его принимать на свой счёт. Слухи ходили, что настоящим отцом был Станислав Понятовский. Анна повторила судьбу Павла Петровича императрица Елизавета сразу забрала ребёнка на воспитание. Анна прожила короткую жизнь немногим более года и после болезни умерла.

               Уже начиная с 1756 года, и особенно в период болезни Елизаветы Петровны, Екатерина вынашивала план устранения с престола будущего императора (своего супруга) путём заговора, о чём неоднократно писала Уильямсу. В этих целях Екатерина выпросила взаймы на подарки и подкупы 10 000 фунтов стерлингов у английского короля, обязавшись честным словом действовать в общих англо-русских интересах, стала помышлять о привлечении гвардии к делу в случае смерти Елизаветы, вступила в тайное соглашение об этом с гетманом К. Разумовским, командиром одного из гвардейских полков. В этот план дворцового переворота был посвящён и канцлер Бестужев, который обещал Екатерине содействие.

              В начале 1758 года императрица Елизавета Петровна заподозрила в измене главнокомандующего русской армией Апраксина, с которым Екатерина находилась в дружеских отношениях, а также, самого канцлера Бестужева. Оба были арестованы, подверглись дознанию и наказанию; однако, Бестужев успел до ареста уничтожить всю свою переписку с Екатериной, что спасло её от преследования и опалы.

              Смерть Елизаветы Петровны (25 декабря 1761 (5 января 1762)) и восшествие на престол Петра Фёдоровича под именем Петра III ещё больше отдалили супругов. Пётр III стал открыто жить с любовницей Елизаветой Воронцовой, поселив жену в другом конце Зимнего дворца. Когда Екатерина забеременела от Орлова, это уже нельзя было объяснить случайным зачатием от мужа, так как общение супругов прекратилось к тому времени окончательно.

              Беременность свою Екатерина скрывала, а когда пришло время рожать, её преданный камердинер Василий Григорьевич Шкурин поджёг свой дом. Любитель подобных зрелищ Пётр с двором ушли из дворца посмотреть на пожар; в это время Екатерина благополучно родила. Так появился на свет Алексей Бобринский, которому его брат Павел I, впоследствии, присвоил графский титул.

              Вступив на трон, Пётр III осуществил ряд действий, вызвавших отрицательное отношение к нему офицерского корпуса. Он заключил невыгодный для России договор с Пруссией, в то время, как Россия одержала ряд побед над ней в ходе Семилетней войны, и вернул ей захваченные русскими земли. Одновременно, он намерился в союзе с Пруссией выступить против Дании (союзницы России) с целью вернуть отнятый ею у Гольштейна Шлезвиг, причём, сам намеревался выступить в поход во главе гвардии. Пётр объявил о секвестре имущества Русской церкви, отмене монастырского землевладения и делился с окружающими планами о реформе церковных обрядов. Сторонники переворота обвиняли Петра III, также, в невежестве, слабоумии, нелюбви к России, полной неспособности к правлению. На его фоне выгодно смотрелась 33-летняя Екатерина — умная, начитанная, благочестивая и доброжелательная супруга, подвергающаяся преследованиям мужа. Недовольство народа росло.

              После того, как отношения с мужем окончательно испортились и усилилось недовольство императором со стороны гвардии, Екатерина решилась участвовать в перевороте. Её соратники, основными из которых были братья Орловы, вахмистр Потёмкин и адъютант Фёдор Хитрово, занялись агитацией в гвардейских частях и склонили их на свою сторону. Непосредственной причиной начала переворота стали слухи об аресте Екатерины и раскрытие и арест одного из участников заговора — поручика Пассека.

               Ранним утром 28 июня (9 июля) 1762 года, пока Пётр III находился в Ораниенбауме, Екатерина в сопровождении Алексея и Григория Орловых приехала из Петергофа в Санкт-Петербург, где ей присягнули на верность гвардейские части. Пётр III, видя безнадёжность сопротивления, на следующий день отрёкся от престола, был взят под стражу и погиб при невыясненных обстоятельствах. В своём письме, однажды, Екатерина указала, что перед смертью Пётр мучился геморроидальной коликой. После же смерти Екатерина приказала сделать вскрытие, дабы рассеять подозрения об отравлении. Вскрытие показало (со слов Екатерины), что желудок абсолютно чист, что исключает присутствие яда.

              Вместе с тем, насильственная смерть императора неопровержимо подтверждается абсолютно надёжными источниками — письмами Орлова Екатерине и рядом других фактов. Есть и факты, указывающие на то, что она знала о готовящемся убийстве Петра III. Так, уже 4 июля, за 2 дня до смерти императора во дворце в Ропше, Екатерина отправила к нему врача Паульсена, и Паульсен был отправлен в Ропшу не с лекарствами, а с хирургическими инструментами для вскрытия тела.

               После отречения мужа Екатерина Алексеевна вступила на престол, как царствующая императрица с именем Екатерины II, издав манифест, в котором, основанием для смещения Петра указывались попытка изменить государственную религию и мир с Пруссией. Для обоснования собственных прав на престол (а не наследника 7-летнего Павла) Екатерина ссылалась на «желание всех Наших верноподданных явное и нелицемерное». 22 сентября (3 октября) 1762 года она была коронована в Москве. Таким образом, Екатерина совершила двойной захват: отняла власть у мужа и не передала её сыну, естественному наследнику отца.

Великая императрица Всея Руси

               Правление Екатерины длилось долгих 37 лет (1762 – 1796 года), за которые она смогла существенно расширить границы Российской Империи, заложив основы влияния в черноморском, азовском, кавказском регионах и приступила к освоению Аляски. Часть её планов, например, «Греческий проект», так и не воплотились в жизнь, а участие в разделах Речи Посполитой некоторые историки и потомки императрицы открыто критиковали, утверждая, что это противоречит идеям просвещения и гуманизма. Политика Екатерины II характеризовалась, в основном, сохранением и развитием тенденций, заложенных её предшественниками.

               В 1764 году Екатерина провела церковную реформу. Эта реформа заметно ослабила церковь, её влияние, а также, увеличила прибыль с налогов. Два миллиона крестьян, которые пахали на монастыри и почти 10 миллионов гектар церковных земель стали собственностью государства.

               В 1768 году не пережила очередную эпидемию оспы графиня Шереметева, а ведь её жених был учителем Павла! Инфекция уже вовсю гуляла по России. Тогда Екатерина выписала врача из Англии, и он на глазах у всех сделал ей прививку, которая, по тем временам, легко могла стоить ей жизни. Но, императрица выжила и стала примером для всех придворных, а потом и для всей России.

               В том же году была проведена долгожданная денежная реформа. Впервые в Петербурге и Москве создаются банки и печатаются бумажные деньги, которые пришли на смену тяжёлым медным. Их называли ассигнациями. В экономике случились и другие преобразования. Появились государственный банк, куда можно положить деньги на хранение, и ссудные кассы, что способствовало развитию и оживлению торговли. Вырос экспорт из России парусного полотна, чугуна и железа, леса, пеньки, щетины и хлеба. Роль России в мировой экономике стала значительнее. Но, в некоторых отраслях постепенно назревал кризис. Да ещё и в казне постоянно не хватало денег (когда Екатерина II пришла к власти, финансовый дефицит уже был). Впервые в истории у России появился внешний долг в 33 миллиона рублей.

                В 1782 - 1785 годах запускается полицейская реформа и городская. Толчком стало восстание Пугачёва. Вертикаль власти усиливается, особенно в городах. Полиция наделяется своими функциями, создаются управы, города делятся на кварталы, за которыми закрепляются полицейские управления. В городах появляются городские Думы.

               21 апреля 1785 года были изданы 2 грамоты: «Грамота на права, вольности и преимущества благородного дворянства» и «Жалованная грамота городам». Обе грамоты окончательно закрепляли за верхними сословиями те права, обязанности и привилегии, которые уже были предоставлены предшественниками Екатерины в течение XVIII века, и предоставляли ряд новых. Так, дворянство как сословие было сформировано указами Петра I и тогда же получило ряд привилегий, в том числе, освобождение от подушной подати и право неограниченно распоряжаться поместьями; а указом Петра III оно было окончательно освобождено от обязательной службы государству.
Купцы 1 и 2-й гильдии и именитые граждане были освобождены от телесных наказаний. Представителям 3-го поколения именитых граждан разрешалось возбуждать ходатайство о присвоении дворянства.

                Дворянин екатерининской эпохи «представлял собой очень странное явление: усвоенные им манеры, привычки, понятия, чувства, самый язык, на котором он мыслил, — всё было чужое, всё привозное, а дома у него не было никаких живых органических связей с окружающими, никакого серьёзного дела… на Западе, за границей, в нём видели переодетого татарина, а в России на него смотрели, как на случайно родившегося в России француза».

               Несмотря на привилегии, в эпоху Екатерины II среди дворян сильно выросло имущественное неравенство: на фоне отдельных крупных состояний экономическое положение части дворянства ухудшилось. Ряд крупных вельмож владел десятками и сотнями тысяч крепостных, чего не было в предыдущие царствования (когда богатым считался владелец более 500 душ); в то же время, почти, 2/3 всех помещиков в 1777 году имели менее 30 крепостных душ мужского пола, а 1/3 помещиков — менее 10 душ; многие дворяне, желавшие поступить на государственную службу, не имели средств на приобретение соответствующей одежды и обуви.

                По реформе Екатерины крестьяне нечернозёмных областей платили оброк, а чернозёмные отрабатывали барщину. По общему мнению историков, положение этой самой многочисленной группы населения в эпоху Екатерины было наихудшим за всю историю России. Ряд историков сравнивает положение крепостных крестьян той эпохи с рабами.

               Широких размеров достигла торговля крестьянами: их продавали на рынках, в объявлениях на страницах газет; их проигрывали в карты, обменивали, дарили, насильно женили. Крестьяне не могли принимать присягу, брать откупа и подряды, не могли отъехать от своей деревни более, чем на 30 вёрст без паспорта — разрешения от помещика и местных властей. По закону крепостной находился полностью во власти помещика, последний не имел права лишь его убить, но, мог замучить до смерти — и за это не было предусмотрено официального наказания. Имеется ряд примеров содержания помещиками крепостных «гаремов» и застенков для крестьян с палачами и орудиями пыток. В течение 34 лет царствования лишь в нескольких наиболее вопиющих случаях (включая Дарью Салтыкову) помещики понесли наказание за злоупотребления в отношении крестьян.

               За время царствования Екатерины II был принят ряд законов, ухудшавших положение крестьян: например, по указу 1765 года за открытое неповиновение помещик мог отправить крестьянина не только в ссылку, но, и на каторгу, причём срок каторжных работ устанавливался им самим; помещикам представлялось и право в любое время вернуть сосланного с каторги. Указ от 22 августа (2 сентября) 1767 года запрещал крестьянам жаловаться на своего барина; ослушникам грозила ссылка в Нерчинск (но, обращаться в суд они могли). Таким образом, при Екатерине «крепостное право развивалось вглубь и вширь», что являло собой «пример вопиющего противоречия между идеями Просвещения и правительственными мерами по укреплению крепостнического режима».

               В течение своего царствования Екатерина раздарила помещикам и дворянам более 800 000 крестьян, поставив, тем самым, своеобразный рекорд. В большинстве это были не государственные крестьяне, а крестьяне с земель, приобретённых при разделах Польши, а также, дворцовые крестьяне.

               При Екатерине II появилось 216 новых городов. В ходе Губернской реформы изменилось административное деление: из трёх звеньев губерния, провинция и уезд остались лишь губерния и уезд. Город, центр уездов, был возведён в отдельную единицу. А поскольку городов было слишком мало, Екатерина II сделала административными центрами многие крупные сельские поселения. Так появилось больше двух сотен новых городов, а население стали звать мещанами и купцами.

               В 1764 году нормализовались отношения между Россией и Пруссией и между странами был заключён союзный договор. Этот договор послужил основой образованию Северной системы — союзу России, Пруссии, Англии, Швеции, Дании и Речи Посполитой против Франции и Австрии. Русско-прусско-английское сотрудничество продолжилось и далее. В октябре 1782 года подписан Договор о дружбе и торговле с Данией.

               Екатерина Великая поддерживала отношения и со среднеазиатскими ханствами. В 1774 и 1779 годах она принимала бухарского посла Ирназар Максудова.

               В третьей четверти XVIII веке шла борьба североамериканских колоний за независимость от Англии — буржуазная революция привела к созданию США. В 1780 году, русское правительство приняло «Декларацию о вооружённом нейтралитете», поддержанную большинством европейских стран (суда нейтральных стран имели право вооружённой защиты при нападении на них флота воюющей страны).

                В европейских делах роль России возросла во время австро-прусской войны 1778 - 1779 годов, когда она выступила посредницей между воюющими сторонами на Тешенском конгрессе, где Екатерина, по существу, продиктовала свои условия примирения, восстанавливавшие равновесие в Европе. После этого, Россия часто выступала арбитром в спорах между германскими государствами, которые обращались за посредничеством, непосредственно, к Екатерине.

                Одним из грандиозных планов Екатерины на внешнеполитической арене стал так называемый Греческий проект — совместные планы России и Австрии по разделу турецких земель, изгнанию турок из Европы, возрождению Византийской империи и провозглашение её императором внука Екатерины — великого князя Константина Павловича. Согласно планам, на месте Бессарабии, Молдавии и Валахии создаётся буферное государство Дакия, а западная часть Балканского полуострова передаётся Австрии. Проект был разработан в начале 1780-х годов, однако, осуществлён не был из-за противоречий союзников и отвоевания Россией значительных турецких территорий самостоятельно.

                После Французской революции Екатерина выступила одним из инициаторов антифранцузской коалиции и установления принципа легитимизма. Она говорила: «Ослабление монархической власти во Франции подвергает опасности все другие монархии. С моей стороны я готова воспротивиться всеми силами. Пора действовать и приняться за оружие». Однако, в реальности она устранилась от участия в боевых действиях против Франции.

                В 1786 году проведена, так называемая, школьная реформа. Образование популяризируется, как никогда. Создаются школы и малые училища, открываются новые вузы.

                Незадолго до смерти, в 1796 году, Екатерина начала Персидский поход: планировалось, что главнокомандующий Валериан Зубов (выдвинувшийся в полководцы, благодаря протекции своего брата Платона Зубова — фаворита императрицы) с 20 000 солдат захватит всю или значительную часть территории Персии. Дальнейшие грандиозные завоевательные планы, которые как полагают, были разработаны самим Платоном Зубовым, включали поход на Константинополь: с запада через Малую Азию (Зубов) и, одновременно, с севера со стороны Балкан (Суворов), — для осуществления лелеянного Екатериной Греческого проекта. Этим планам не суждено было сбыться ввиду её смерти.

Екатерина Великая и её любовники

                Личная жизнь Екатерины никогда не была ровной, никогда не было у неё тихой семейной гавани и простого женского счастья. Долгожданный брак стал сплошным разочарованием, часто болью, а иногда и угрозой смерти. Будучи в браке, она лишилась не только мужского внимания, но, и радостей материнства ведь детей тут же забирала под свою опеку царица Елизавета.

                Долгие годы без мужа, под надзором Елизаветы, приучили Екатерину к тому, что она пользовалась услугами и скоротечными ласками разнообразных любовников. Однажды, ей сделал замечание сам Пётр III, пригласив за стол гвардейца из низших чинов и прокомментировав это так: "Ты же любишь гвардейцев". Конечно, намёк был на Григория Орлова, но, Екатерина, тогда ещё не императрица, приняла это спокойно.

               Екатерина пыталась компенсировать отсутствие любви со стороны близких случайными связями с фаворитами. Позже, эти связи с фаворитами вошли в привычку и даже стали её одержимостью.

               Во время правления Екатерины фаворитизм возвышение кого-то по личной приязни расцвёл буйно, как никогда и нигде ранее. Недоумение современников, в том числе, иностранных дипломатов, австрийского императора Иосифа II, вызывали восторженные отзывы и характеристики, которые давала Екатерина своим молодым фаворитам, большей частью, лишённым каких-либо выдающихся талантов. Как пишет Н. И. Павленко, «ни до Екатерины, ни после неё, распутство не достигало столь широких масштабов и не проявлялось в такой откровенно вызывающей форме».

              В Европе «разврат» Екатерины был не таким уж редким явлением на фоне общей распущенности нравов XVIII века. Большинство королей (за исключением, пожалуй, Фридриха Великого, Людовика XVI и Карла XII) имело многочисленных любовниц. Однако, это не относится к царствовавшим королевам и императрицам. Так, австрийская императрица Мария Терезия писала об «отвращении и ужасе», которые ей вселяют такие персоны, как Екатерина II, и это отношение к последней разделяла её дочь Мария-Антуанетта.

              Кроме того, институт фаворитизма отрицательно действовал на нравы высшего дворянства, которое искало выгод через лесть новому фавориту, пыталось провести в любовники к государыне «своего человека» и так далее. Современник М. М. Щербатов писал о том, что фаворитизм и распутство Екатерины II способствовали падению нравов дворянства той эпохи, и историки с этим согласны.

              Сергей Васильевич Салтыков стал тайным любовником цесаревны Екатерины Алексеевны, недавно вышедшей замуж за наследника русского престола Петра Фёдоровича, в 1752 году. Связь длилась 2 года. И в 1754-м году, через 2 недели после рождения великого князя Павла, Салтыков был спешно отправлен посланником в далёкую Швецию. Кстати, ходили слухи, что именно Салтыков был отцом императора Павла I. И Екатерина II, желая дискредитировать своего сына, этого не опровергала. Салтыков, удалённый от двора, по отношению к своей высокой покровительнице и любовнице вёл себя недостойно, распуская слухи, что Екатерина навязывала себя ему, вешалась на шею. Видимо, до будущей императрицы доходили сплетни, поэтому, после её воцарения Салтыков так и остался при иностранных дворах на всю жизнь.

               В 1756 году Екатерина, оправившаяся после родов и разлуки с Салтыковым, влюбилась в Станислава Понятовского. Их связь длилась 3 года. Взойдя на Российский престол, Екатерина не забыла молодого поляка и провозгласила его королём польским, но, затем аннексировала Польшу и присоединила её к России. Станислав Понятовский был единственным иноземцем в списке фаворитов немки Екатерины II. Родившаяся в 1757 году, великая княжна Анна Петровна, вероятнее всего, была дочерью Понятовского.

                Григорий Орлов состоял стражником при графе Шверине, который, попав в плен в Цорндорфском сражении, был доставлен в Петербург. В столице молодой Орлов приобрёл скандальную известность, отбив любовницу у Петра Шувалова. И в 1759 году на него обратила внимание цесаревна Екатерина. Орлов и Екатерина были вместе 12 лет. После дворцового переворота, в котором Орлов принял самое активное участие, императрица даже хотела выйти за него замуж. У Орлова и Екатерины был сын Алексей Бобринский, который родился в 1762 году. Его не отправляли из дворца, он вполне свободно передвигался, получил образование и общался с Павлом. Поначалу ребёнок был слабым и заторможенным, но, после того, как ему взяли лучших воспитателей и отправили служить в военную академию, выправился и даже окончил учебу с золотой медалью. Увы, царица не была единственной дамой сердца любвеобильного графа и знала о его многочисленных любовницах. Так, Григорий Орлов, будучи её фаворитом, в то же самое время, сожительствовал со всеми её фрейлинами и даже со своей двоюродной 13-летней сестрой. В 1772-м году звезда Орлова закатилась. Потеряв фавор, он женился на своей кузине Екатерине Зиновьевой и после её смерти сошёл с ума.

                Статный красавец Александр Васильчиков весной и летом 1772 года часто стоял в караулах в Царском Селе. И обратил на себя внимание императрицы: в знак расположения получил золотую табакерку. Вскоре его поселили в бывших апартаментах отставленного Орлова. Васильчиков был младше Екатерины на 14 лет, по характеру прям и бескорыстен, но, малообразован. Вскоре императрице стало с ним скучно, и Васильчикову была дана отставка и высочайшее повеление поселиться в Москве. Екатерина щедро наградила бывшего любовника: подарила 100 000 рублей наличными, полностью обставленный особняк, ещё и пожаловала годовую пенсию в 5000 рублей. После разрыва с высокой покровительницей Васильчиков так и не женился.

                Григорий Александрович Потёмкин был давним знакомым Екатерины, принимавшим участие ещё в перевороте 1762 года. Их роман начался в 1774 году. Екатерина родила от Потёмкина дочь — Елизавету Григорьевну Тёмкину. Тёмкина означает незаконнорождённая дочь Потёмкина. У детей, родившихся вне брака, укорачивали фамилию. Но, и после завершения их недолгого двухлетнего романа, благодаря своим дипломатическим способностям Светлейший князь Потёмкин сохранял дружбу и уважение императрицы, много лет оставался вторым человеком в государстве. Женат Потёмкин никогда не был. Но, ходили слухи, что он был тайно обвенчан с Екатериной.

               Петр Васильевич Завадовский привлёк внимание Екатерины своим незаурядным умом. В 1776 году императрица, прочитав очень умно и точно составленный им официальный документ, попросила представить его ко двору. Завадовский лишь год занимал место, уехавшего по делам в Новгородскую губернию Потёмкина. В 1777 году Потёмкин, который уже не был фаворитом Екатерины, но, по-прежнему, имел на неё большое влияние, сумел отвадить Завадовского от императрицы. Но, Екатерина настолько высоко ценила ум и образованность бывшего возлюбленного, что и после разрыва Звадовский занимал видные государственные посты, стал первым министром народного просвещения. Женился на одной из красивейших женщин того времени Вере Апраксиной.

              Потёмкин, желая удалить Завадовского от Екатерины, искал ему замену и взял к себе в адъютанты Зорича, полную противоположность Завадовскому. Зорич был красив и моложе Екатерины на 13 лет. При этом, не блистал ни умом, ни образованностью, ни честолюбием. К тому же, был вспыльчив, несдержан и питал нездоровое пристрастие к карточной игре. Императрица, щедро одарив, вскоре выставила его из Петербурга. Зорич поселился в подаренном ему местечке Шклове, где на свои средства основал Шкловское благородное училище. Пристрастие к картам разорило его, он запутался в долгах. Его даже подозревали в фальшивомонетничестве.

              В сутенёрство Потёмкина верили почти все: «Теперь он играет ту же роль, что Помпадур в конце жизни при Людовике XV», — заявлял де Корберон. В действительности, императрица часто выбирала совсем не того, кого он прочил ей в фавориты, а то, что она ограничивалась его приближёнными, было связано с её уверенностью в их будущей верности Потёмкину.

              В 1778 году Потёмкин, ища замену Зоричу, обратил внимание на неопытного красивого юношу, который не смог бы стать для князя политическим соперником. Римский-Корсаков был младше Екатерины на 25 лет. Кроме красивой внешности обладал прекрасным голосом — ради него Екатерина приглашала в Россию музыкантов с мировым именем. Но, однажды, застала фаворита в объятьях графини Прасковьи Брюс, и Римский-Корсаков был немедленно сослан со двора. Сначала оставался в Петербурге и по гостиным рассказывал о своей связи с императрицей. Вдобавок, закрутил роман с замужней графиней Екатериной Строгановой, которая была старшего его на 10 лет. Это оказалось слишком, и Екатерина сослала его и Строганову, которой муж дал развод, в Москву. У Римского-Корсакова и Строгановой родились сын и 2 дочери.

              Сохранилось описание «дегустации» потенциального фаворита приближёнными к Екатерине женщинами. Автор весьма сомнительных мемуаров Сен-Жан, возможно, служивший в кавалерии Потёмкина, повторял эту историю с отбором кандидата Потёмкиным, осмотром доктором и «главным испытанием» — и эта легенда почти полностью ложна, будучи правдивой, разве что, в возможности осмотра врачом и упоминании обеда. 

               Обычно со своими фаворитами Екатерина проводила по нескольку лет, расставаясь с ними, обычно, из-за несовместимости характеров, плохого образования фаворитов, их измен или недостойного поведения (проблемы у фаворитов возникали из-за большой разницы в возрасте с императрицей, жёстким распорядком её дня и контролем над их расписанием и необходимости выражать почтение к Потёмкину). Сохранившаяся переписка Екатерины с любовниками выдаёт «её безудержную чувственность». Нет никаких свидетельств тому, что она когда-либо приближала к себе мужчину, не веря, что вступает в долгие и серьёзные отношения». Вероятно, случались и «переходные случаи» и «однонощные свидания» в поисках подходящего спутника, однако, они были неизбежно редки, поскольку во дворец, практически, невозможно было кого-нибудь ввести и вывести, минуя многочисленную прислугу, охрану и придворных, которые, неизменно, подмечали и комментировали любые поступки императрицы (информация о потенциальном будущем фаворите была ценной — письма иностранных дипломатов на родину свидетельствуют, что они тщательно собирали подобного рода слухи).

               Чтобы привлечь к себе внимание Екатерины, Александр Дмитриевич Ланской сам обратился к Потёмкину за помощью. Тот сделал его своим адъютантом и около полугода руководил его придворным образованием, чтобы весной 1780 года рекомендовать императрице в качестве сердечного друга. Екатерине было 54 года, Александру Ланскому 25. Это единственный фаворит царицы, который не пытался вмешиваться в политику, отказывался от чинов и орденов. Ланской разделял интересы Екатерины – под её руководством он изучил французский, занимался философией и другими науками. Кроткий молодой человек был любим не только императрицей, он пользовался всеобщей симпатией при дворе. Ланской употреблял возбуждающее средство для увеличения «мужской силы» (контарид) во всё возрастающих дозах, что, по-видимому, по заключению придворного врача Вейкарта, и явилось причиной его неожиданной смерти в юном возрасте. 

                          Отношения Екатерины с её фаворитами были самыми тёплыми, она, на самом деле, страстно влюблялась в каждого из них, окружая каждого заботой и вниманием. Роман обычно начинался «со вспышки её материнской любви, немецкой сентиментальности и восхищения красотой нового возлюбленного». Она восторгалась текущим фаворитом в общении с окружающими, а когда возникала необходимость с ним расстаться, впадала в депрессию и иногда на несколько недель забрасывала дела. Ни один из потерявших её фавор любовников, даже изменявших ей, не подвергался серьёзной опале, обычно их отсылали из столицы с большими подарками в пожалованные имения.

               Екатерина смогла забыть Ланского и завязать новые отношения только спустя 9 месяцев после его смерти. Задолго до этого, в 1767 году, путешествуя по Волге, императрица останавливалась в имении отца Ермолова и приказала взять 13-летнего Александра в Петербург ко двору. Ермолов воспитывался у Потёмкина, и 17 лет спустя, в 1785 году, стал фаворитом Екатерины. Ермолов был высок ростом, красив, но, неразговорчив и честен до простоты. Через 4 года после начала отношений, в 1789 году, императрица к нему охладела и выслала из Петербурга, «высочайше разрешив уехать на 3 года за границу». Позже Ермолов женился на Елизавете Голициной, уехал в Австрию, купил богатое поместье Фросдорф, где и скончался в 82 года.

                Практически все её фавориты, после Потёмкина, были представлены Екатерине им лично и отстаивали его интересы. Она требовала от фаворитов беспрекословного подчинения Потёмкину и при нарушении этого правила фаворит получал отставку. Любимцами императрицы становились молодые люди, не имевшие ни богатства, ни влиятельных родственников, которые своим возвышением всецело были обязаны Потёмкину и Екатерине и не играли, впоследствии, самостоятельной роли. Историки часто выпускали из виду треугольник «Екатерина — Потёмкин — молодой фаворит», однако, именно такой треугольник и составлял «семью» императрицы. Комнаты Потёмкина, по-прежнему, соединялись с апартаментами императрицы, он имел право входить без доклада, и текущий фаворит в любой момент мог столкнуться с необходимостью терпеть его общество или даже удалиться. Судя по всему, Екатерина и Потёмкин до конца жизни не прерывали «супружеских отношений». Некоторые мемуаристы именуют его «фаворит-аншеф», а остальных — «унтер-фаворитами».

                Александра Дмитриева-Мамонова, своего родственника и адъютанта, Потёмкин представил императрице на другой день после отъезда Ермолова. 28-летний дворянин был красив и умён, писал стихи и пьесы. Но, однажды, Екатерине донесли, что у её фаворита интрижка с фрейлиной Дарьей Щербатовой. Императрица не стала препятствовать отношениям влюблённых и лично обручила их. По рассказам очевидцев, они стояли перед ней на коленях и просили прощения. Жениху были пожалованы подарки и приказано на другой же день после свадьбы покинуть Петербург. Дмитриев-Мамонов тяжело переносил отлучение от царского двора и высшего света. Не раз просил Екатерину разрешить ему вернуться в Санкт-Петербург, но, получал отказы. Бывший фаворит изводил свою жену обвинениями в своём несчастье. И супруги вскоре разъехались.

                 22-летний Платон Зубов стал последним фаворитом 60-летней Екатерины, их отношения прервались её смертью. Приближён к императрице он был не по протекции Потёмкина. За Зубовым стояли другие силы Салтыков и Нарышкин. Зубов пользовался большим влиянием на стареющую царицу, практически, сумел вытеснить Потёмкина, который угрожал «приехать и вырвать «зуб». Фаворит ещё и сказочно разбогател, благодаря своей покровительнице, став обладателем 20-миллионого состояния. После смерти Екатерины II Зубов покинул высший свет и поселился в подаренном ею имении. С возрастом стал невероятно скуп, опустился, одевался, как нищий. К 50 годам превратился в сгорбленного старика. А в 54 вдруг без памяти влюбился и женился на молоденькой, незнатной и небогатой красавице польке. Умер на второй год после женитьбы, оставив вдове всё своё многомиллионное состояние.

                 Имеются многочисленные примеры того, какое исключительное влияние (как отрицательное, так и положительное) оказали фавориты Екатерины (Орлов, Потёмкин, Платон Зубов и другие) на судьбу страны, начиная с 28 июня (9 июля) 1762 года и вплоть до самой смерти императрицы, а также, на её внутреннюю, внешнюю политику и даже на военные действия. Как пишет Н. И. Павленко, в угоду фавориту Григорию Потёмкину, который завидовал славе фельдмаршала Румянцева, этот выдающийся полководец и герой русско-турецких войн был отстранён Екатериной от командования армией и вынужден был удалиться в своё имение. Другой же, весьма посредственный полководец, Мусин-Пушкин, наоборот, продолжал руководить армией, несмотря на свои промахи в военных кампаниях (за которые сама императрица его называла «сущим болваном») — благодаря тому, что был «фаворитом 28 июня», одним из тех, кто помог Екатерине захватить трон.

                 Сам фаворитизм той эпохи, который «при Екатерине стал почти государственным учреждением», может служить примером, если не коррупции, то чрезмерного расходования государственных средств. Так, подарки лишь 11 главным фаворитам Екатерины и расходы на их содержание составили 92 820 000 рублей, что превышало размер годовых расходов государственного бюджета той эпохи и было сопоставимо с суммой внешнего и внутреннего долга Российской империи, образовавшегося к концу её царствования. Она, как бы, покупала любовь фаворитов, играла в любовь, но, эта игра обходилась государству очень дорого.

                 Кроме необычайно щедрых подарков, фавориты получали, также, ордена и чины, как правило, не имея никаких заслуг, что оказывало деморализующее влияние на чиновников и военных и не способствовало повышению эффективности их службы. Например, будучи совсем юным и не блиставший никакими заслугами Александр Ланской успел за 3 - 4 года «дружбы» с императрицей получить ордена Александра Невского и Святой Анны, чин генерал-поручика и звание генерал-адъютанта, польские ордена Белого Орла и Святого Станислава и шведский орден Полярной звезды; а также, нажил состояние в размере 7 000 000 рублей. У её фаворита Платона Зубова было столько наград, что он был похож «на продавца лент и скобяного товара».

                 Помимо самих фаворитов, щедрость императрицы, поистине, не знала границ и в отношении различных лиц, приближённых ко двору; их родственников; иностранных аристократов и так далее. На содержание племянницы Григория Потёмкина выдавала ежегодно около 100 000 рублей, а на свадьбу подарила ей и её жениху 1 000 000 рублей. Приютила у себя «толпу французских придворных, имевших более или менее официальное назначение при дворе Екатерины» (барон Бретейль, принц Нассау, маркиз Бомбелль, Калонн, граф Эстергази, граф Сен-При и других), которые, также, получили неслыханные по щедрости подарки.

                Большие суммы были выплачены представителям польской аристократии, включая короля Станислава Понятовского (в прошлом — её фаворита), «посаженного» ею на польский трон. Само выдвижение Екатериной кандидатуры Понятовского в качестве короля Польши «повлекло за собой вереницу соблазнов»: «Прежде всего нужно было заготовить сотни тысяч червонных на подкуп торговавших отечеством польских магнатов…». С того времени суммы из казны Российского государства с лёгкой руки Екатерины II потекли в карманы польской аристократии — в частности, именно так приобреталось согласие последней на разделы Речи Посполитой.

                О сексуальных «аппетитах» Екатерины, до сих пор, ходит много слухов. До Салтыкова в число её любовников записали, также, Андрея Чернышёва и двух его братьев, в том числе Захара, шведского посланника графа Поленберга, Кирилла Разумовского. Кроме Сергея Салтыкова — его брата, после него и до Понятовского — Льва Нарышкина; через 2 года после начала связи с Орловым упоминают «красивого поляка Высоцкого, которого она увидела в парке» (на самом деле человек с такой фамилией был племянником Потёмкина и был им введён в альков императрицы на несколько десятилетий позднее). С Васильчиковым она была почти 2 года; также, приписывают ей в качестве постоянного любовника канцлера Панина, придворного истопника Теплова, некого армянского купца, а также, лесбийские связи, например, с цыганкой, привезённой Потёмкиным. В частности, опалу Суворова и его изгнание в имение связывают с тем, что он, будто бы, отказался предоставить императрице для плотских утех свою дочь. «Случай» Зорича тут связывают не с интригой Потёмкина, а с тем, что Екатерина решила обласкать племянника некой акушерки по фамилии Зорич, по её приказу, будто бы, отравившей жену великого князя Павла Наталью Алексеевну (гусар Зорич, впрочем, был из дворян и, вряд ли, имел таких родственников). Дальше называют в числе её фаворитов некого офицера Хвостова, канцлера Безбородко, принца де Линя и графа де Сегюра. Жена Мамонова фрейлина Щербатова названа не Дарьей, а Елизаветой, и тут её не просто выдают с приданым замуж за отставленного фаворита, а по приказу Екатерины «перестаравшийся» Шешковский замуровывает её заживо в стену, но, затем её вынимают оттуда, женят, в спальню новобрачных врываются солдаты, Мамонова привязывают, а его жену насилует рота и избивает плетьми спину в кровь. Эти и подобные измышления порнографов, записывающие в любовники императрицы любых её приближённых, не согласуются с исследованиями екатериноведов, которые на основе воспоминаний современников составили опубликованный выше список её фаворитов.

Смерть Екатерины Великой

               Умерла Екатерина в 1796 году в 67 лет. В свои последние годы императрица набрала вес, была грузной и неповоротливой. Как писали очевидцы, причиной её смерти стал разрыв аневризмы, инсульт или оторвавшийся тромб. При таком весе и любви к кофе, который был ей противопоказан, можно считать такое заключение вполне обоснованным.

               5 [16] ноября 1796 года Екатерина встала, как обычно, в 6 утра, чтобы выпить кофе, а потом пошла в уборную, где провела больше времени, чем обычно; обеспокоенные дежурные камердинер Захар Зотов и камеристка Перекузикина находят неподвижную императрицу на стульчаке в бессознательном состоянии с пеной у рта, красным лицом и вывихнутой ногой. По причине вывиха грузное тело государыни положили не на кровать, а рядом с ней на красный сафьяновый матрац от софы. Придворный врач англичанин Роджерсон констатирует паралич и без особой надежды делает кровопускания и ставит горчичники к ногам. Вызванному священнику Саве не удалось приобщить Екатерину к Святым Тайнам, поскольку у неё изо рта текла сильная пена, и священник начал читать отходные молитвы.

               Платон Зубов посылает в Гатчину своего брата Валериана позвать великого князя Павла. Сначала Павел испугался, решив, что его хотят арестовать, а узнав причину визита — обрадовался. Вечером у императрицы началась агония, продолжавшаяся 12 часов. В 9 часов утра 6 [17] ноября 1796 года лейб-медик Роджерсон сообщает Павлу о приближающейся кончине императрицы. С женой, сыновьями Александром и Константином великий князь подходит к изголовью умирающей. Часы бьют четверть десятого, когда, так и не приходя в сознание, Екатерина Великая испускает последний вздох.

              Сын обрадовался смерти матери и сделал несколько пакостей, когда её хоронили. Павел после смерти императрицы приказал похоронить её вместе с Петром III, которого Екатерина ненавидела; могилу Петра вскрыли, Павел надел на голову отца корону, после чего Екатерину и Петра III похоронили вместе в Петропавловском соборе.

              Вот так прожила свою жизнь великая женщина, творившая историю России. Её можно осуждать и критиковать, недолюбливать или ненавидеть  но, факт остаётся один Екатерина II одна из величайших персон в истории России. И она такой останется навсегда.

 

Наши контакты

  • г. Москва, м. Арбатская, Нижний Кисловский пер., д.7 стр. 1 оф.318
  • Телефоны: +7 (495) 697-30-00
  • Телефоны: +7 (985) 199-30-52
  • E-mail: travelguide@gmail.com
© 2021 Best Trip - онлайн гипермаркет туров. Все права защищены.

Главное меню